Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Анонсы ближайших мероприятий

 

осень-зима 2017

 

  18-19 ноября (Москва) - фестиваль "Пространство Исцеления" - подробнее...

 

   26 ноября (Москва)  очный обучающе-терапевтический тренинг "Стереть Страх"  - подробнее

 

 1- 3 декабря (Уфа) -  двухдневный обучающе-терапевтический семинар  "Настоящая Психосоматика - теория и практика" 

    и очный обучающе-терапевтический тренинг "Стереть Страх" 

 

   15 - 18 февраля 2018 (Москва) - обучающий курс "Настоящая Психосоматика" - Биологические Законы Природы и основы Новой Медицины - подробнее

 

 19 февраля 2018 (Москва) - практический день (углублённая практика для специалистов и клиентский день для желающих решить свои психосоматические вопросы) - подробнее

Онкология и шизофрения

 
   Казалось бы, что  у них общего? А  вот послушайте и вы увидите связь (всё-таки, по диплому  я психолог, а не медик, и хотя этот сайт посвящён  «медицинской теме» - Новой Медицине (ГНМ), свою родную науку я здесь тоже хочу представить чуть шире).
 
   Собственно, название статьи должно полностью звучать так:
 
 Онкология как система и шизофрения как системное проявление
  
     Одна из теорий шизофрении (специально отойдём пока от ГНМ), которую начали разрабатывать с середины 50-х годов прошлого века, основана в т.ч. на понятии double bind (даблбайнд) – патологической коммуникации между членами (семейной) системы, которая заставляет одного из них показывать шизофренические симптомы. Одним из создателей этой теории был Грегори Бейтсон.
 
    Идеи Бейтсона сыграли огромную роль в зарождении радикально новой формы психотерапии - системной семейной терапии. Именно благодаря Бейтсону в психиатрии и психотерапии стал использоваться совершенно особый способ «эпистемологической пунктуации» клинической и психотерапевтической реальности - системная методология, опирающаяся на такие понятия, как «саморегуляция» и «нелинейная циркулярная причинность». В результате в качестве «пациента» для семейного терапевта стал выступать не индивид, демонстрирующий те или иные нарушения, а вся его семья. Психопатологическая симптоматика стала рассматриваться как функция сети внутрисемейной коммуникации. (отсюда - http://cat4chat.narod.ru/intro_max.htm#top
 
   Первоначально эта теория применялась только к семейным система (и очень хорошо объясняла происходящие в них процессы), а затем и ко всем другим, в т.ч. к системам предприятий, организаций, государств… Более подробно с вопросом можно ознакомиться в книге Грегори Бейтсона «К теории шизофрении».

    Но, у нас тут не семейная терапия, посмотрим на предмет шире. Итак, несколько цитат из вышеуказанной статьи:

    […]  Замечательный русский писатель и публицист Н.С. Лесков (1831--1895) прекрасно знал русскую жизнь, ясно видел её и как видел, так и описывал, что сделало его в равной степени persona non grata как среди "славянофилов", так и среди "западников". Ниже приводится отрывок из его статьи "Сим воспрещается...", опубликованной в 1869 году, и посвящённой, кстати сказать, вечной теме русской жизни - бредовому и вообще не поддающемуся исполнению характеру здешних "законов". Этот отрывок представляет двоякую ценность: во-первых, он содержит проницательное наблюдение, имеющее прямое отношение к теме нашего исследования, а во-вторых показывает, что эта тема ни в какой степени не является новостью, и что как сейчас, так и раньше, эти вещи может видеть любой, кто только этого хочет. Здесь мы несколько предваряем дальнейшие выводы, однако с нашей точки зрения проблема состоит не в том, чтобы это увидеть, а в том, что нужно над собой сделать, чтобы ухитриться этого не видеть. Итак, слово Лескову:
 
    Вскоре после крымской войны в Петербург приехал один известный английский инженер. Как человек любознательный, он купил себе указатель (путеводитель) и бегал с ним повсюду, всё сравнивая с описанием и делая обо всём свои заметки. 
    
    Таким образом, обходя известный "мраморный дворец", он заметил, что в строении этого дворца гораздо больше участвует гранит, чем мрамор. Это его смутило. Англичанин заподозрил, что в его гиде непременно опечатка, что дворец, вероятно, называется "гранитный", а не "мраморный". Он рассердился, переменил гид, но и в другом опять стоит дворец "мраморный". Турист окончательно впал в недоумение; он обращался и к книгам, и к людям за разъяснением затрудняющего его противоречия, и нигде не находил разъяснения. 

-- Почему же вы не называете этого дворца гранитным? -- спросил он наконец одного администратора, а администратор, которому англичанин надоел своими вопросами, отвечал ему:
-- Нельзя этого.
-- Но почему же нельзя? -- добивался англичанин.
-- А потому, что это уже так называется,- сказал ему, чтобы отвязаться, администратор.

Англичанин не успокоился. Но вот проходит еще неделя, и вдруг в конце апреля на Марсовом поле собираются войска. 

-- Что это такое?- спрашивает англичанин. 
Ему отвечают, что это, мол, у нас майский парад.
Тот опять взбеленился: -- Как, -- говорит, -- майский парад, когда у вас теперь апрель?
-- Да уж так, -- отвечают, -- майский это называется.
-- Но почему же он не называется апрельским?
-- А так, не называется.

Англичанин опять за справками к знакомому администратору: --Зачем, -- говорит, -- вы этот парад зовете майским, а не апрельским?
-- Так следует, -- ответил ему администратор.

Англичанин ушел и записал в своем гиде: "Мраморный дворец называется так потому, что он из гранита, а майский парад потому, что он бывает в апреле". Но успокоиться этим бедный иноземец тоже не мог и обратился к одному своему обрусевшему соотечественнику: 
-- Сэр, скажите мне ради Бога, отчего они не хотят объяснить мне, почему у них гранитный дворец называется мраморным, а апрельский парад -- майским? Успокойте меня! Мой мозг горит от того, что я не добьюсь разгадки!

Обрусевший англичанин понял своего земляка, огляделся по сторонам, убедился, что их никто не слышит, и прошептал, склонясь к уху своего беспокойного соотечественника:
-- Видите ли, сэр, в России объяснять -- запрещено!
-- Сэр,-- вскричал потрясенный инженер, -- не могу выразить, сколь велика моя признательность! Наконец-то, наконец тут есть логика!
  
    Хочется ещё раз помянуть добрым словом Николая Семеновича Лескова и воздать должное его точному пониманию ситуации: ведь обрусевший англичанин не случайно сперва огляделся, а затем шептал на ухо - ведь если "объяснять - запрещено", то запрещено также и объяснять, что объяснять запрещено. Кроме того, данное запрещение естественным образом порождает несколько связанных (комплементарных) запрещений:

     a) раз "объяснять - запрещено", то также запрещено понимать, что некоторые странные вещи, вообще говоря, требуют объяснения;

     b) запрещено не только объяснять, но также выслушивать и понимать объяснения в том случае, если некто вдруг предпримет подобную попытку. В противном случае "понимающий" становится соучастником преступления. Как видно, понятие "мыслепреступления" было известно Лескову задолго до Орвелла.
 
   Всё, что в настоящее время известно из психологии и психиатрии о формировании защитных реакций, подтверждает, что прямые, целенаправленные попытки совершать запрещенные объяснения, намеревающиеся достичь запрещенного понимания явлений, которые вообще запрещены к восприятию, должны наталкиваться на невероятно сильный аффект. Бейтсон обозначает сложный клубок этих запретов как "мета-табу". […] 
 
    Ничего не напоминает? Не будем брать всю медицинскую систему (не только российскую, а всю мировую систему), рассмотрим только её «онкологическую» составляющую.
 
   Онкологическая система говорит:  рак – это зло. Раковые клетки – это взбесившиеся клетки, которые пожирают организм изнутри. Чтобы победить рак – нужно накачать тело отравой, облучить его и отрезать его части. Причём, сам пациент должен это всё и оплатить (в 99% случаях).
 
    Все другие объяснения, теории, исследования – запрещены. То самое «не положено» во всей своей красе. Запрещено также и говорить о том, что это – запрещено. Те же, кто говорит и об ошибочном понимании раковых процессов, и о самом запрещении – преступники (классический случай – доктор Хамер, ну прямо как по учебнику).  Объяснять что-то – табу, говорить об этом табу – тоже табу.
 
   Ещё один исторический пример из той же статьи:

    […] Невероятная сила этих совершенно реальных табу проявилась в реакции на "Философические письма" Чаадаева, которая ошеломила не только его самого, но даже правительство. Эта реакция была низовой, спонтанной и искренней, и совершенно не походила на советские казенные митинги против "литературного власовца". По свидетельству современников, представители всех направлений и сословий от крепостных до аристократов "слились в едином вопле ненависти и проклятия Чаадаеву". Студенты Московского Университета (sic!) явились к его (университета) попечителю, а заодно и председателю московского цензурного комитета графу Строганову с просьбой разрешить им линчевать Чаадаева. Показательно, что само это "ходатайство" носит все тот же идиотский циклически-парадоксальный характер, поскольку самосуд, вообще говоря, является тяжким преступлением. Преступления же, как известно, либо не совершаются, либо совершаются без разрешения. Просить разрешение на совершение преступления - такое возможно только в карикатурной Стране Дураков.
 
    Важно понять, что всеобщая ярость была вызвана отнюдь не тем, как Чаадаев трактовал те или иные аспекты русской культурно-исторической ситуации - вряд ли многие из "негодовавших" вообще когда-либо держали в руках журнал "Телескоп", - а тем, что он вообще осмелился затронуть тему абсурдной бессмысленности русского существования, т.е. осмелился заговорить о вещах, которых вообще нет.
 
   Нечто аналогичное как по форме, так и по содержанию случилось и с давнишним приятелем Чаадаева Грибоедовым на Персидском ритуальном празднике Шахсей-Вахсей, когда он был растерзан мусульманскими фанатиками не за то, что он сделал не так что-то конкретное, а за то, что он оказался там, где ему вообще нельзя было появляться, т.е. за нарушение ситуационного мета-табу. (Некоторые весьма любопытные соображения по поводу сходства русского и мусульманского фанатизма высказывал Бертран Рассел, побывавший в России в 1920 году. Его впечатления от России описаны в книге «Практика и Теория Большевизма», Москва, "Наука", 1991).  Поэтому объявление Чаадаева сумасшедшим было довольно остроумным ходом, поскольку сразу сняло напряжение, вызванное нарушением мета-табу. Раз Чаадаев сумасшедший - того, о чем он говорит, действительно нет. (Вероятно, подобный диагноз мог бы спасти и Грибоедова, но на беду в Персии тогда не нашлось такого находчивого человека, как царь Николай .. В этом эпизоде отчётливо проступает та повальная анекдотичность русского существования, на которую справедливо обращает внимание Дмитрий Галковский: ведь диагноз был поставлен Чаадаеву не царем, а самим Грибоедовым, который задолго до описываемых событий высмеял Чаадаева в "Горе от ума" под именем Чацкого. А вот поставить диагноз самому себе Грибоедов не удосужился, вот и пришлось ему отведать кривых персидских ятаганов.)
 
    Понятно, что зона такого интенсивного запрета и такого высокого уровня психической опасности должна быть как-то обозначена, объективирована. Вот вам задачка: как-то обозначить то, чего "нет", и даже более того – обозначить что-то, чему быть запрещено. Кстати, не нужно думать, что такие задачи неразрешимы. Пример вполне успешного разрешения задачи такого рода нам показывают некоторые параноидальные шизофреники, которые пребывают в уверенности, что "их нет". Для них характерно постоянное стремление к причинению самим себе увечий и физической боли, которая выполняет вполне понятную системную функцию - служить напоминанием и обозначением того, кого же именно "нет". […] 
 
   Существует много теорий возникновения рака - от плесени до облучения нас инопланетянами. Но ни на одну из этих теорий Система не реагирует, прекрасно понимая их абсурдность и неопасность для своего существования. Однако как только возникает нечто, что опознается как угроза - Новая Медицина - сразу возникает сильнейшая, агрессивная защитная реакция, причём в полном соответствии с шизофреногенной схемой.
 
   В связи с этим хочется отметить одну вещь, с которой столкнулся лично я. Я не медик, медицинская часть Системы на меня воздействовать не может – лишить меня диплома, медицинской практики и т.п., людей я  не лечу, я с ними общаюсь как психолог, разбирая конфликты, а не прописывая им таблетки или процедуры. Но вот вторая составляющая – собственно «идентифицированный пациент», может защищать Систему ничуть не менее агрессивно, что, по сути, и является тем самым Абсурдом (да, именно так – с большой буквы), характеризующим шизофрению.
 
   Так вот, в некоторых случаях при попытках просто рассказать некоторым людям, что, помимо официальной версии причин рака, есть ещё и другая (именно рассказать, а не «обратить людей в другую веру») – встречал абсолютно неадекватную агрессивную реакцию. Да, я психолог, проработанный психолог, к подобным реакциям я подготовлен, в другом контексте встречал такое и раньше,  и такие реакции меня не вышибают из реальности, не сбивают с ног, но поначалу даже для меня это выглядело просто дико (потом привык, кстати).
 
    В одном не медицинском онко-сообществе в ЖЖ, в которое забрёл случайно,  я просто разместил достаточно нейтральную статью из моего ЖЖ с вопросами типа «а может быть, посмотреть на рак чуть по-другому?..», на что мгновенно получил очень агрессивную реакцию участников сообщества в комментариях (на минуточку – не медиков, а самих пациентов, у которых онкология!), после чего модератор (тоже имеющая онко-диагноз, собственную историю химиотерапии и хирургического вмешательства) удалила этот пост «по многочисленным просьбам трудящихся возмущённых сообщников».  На моё последовавшее предложение, что, может быть, можно размещать ещё более нейтральные статьи, последовал вопрос: «Вы что, клиентов тут ищете, в нашем сообществе? Отстаньте от нас!»
 
    Странная логика (но абсолютно логичная в шизофреногенной среде) – даже если кто-то из участников сообщества, прочитав статью, захочет получить более подробную информацию, и он(а) заплатит мне деньги за консультацию, то я нанесу более сильный (материальный???) ущерб человеку, чем его многотысячные траты на токсичные препараты и процедуры, поездки по онкологическим клиникам, в т.ч. за рубеж, хирургические операции, не говоря уже об ущербе физическому здоровью. Как в приведённом выше отрывке: "Эта реакция была низовой, спонтанной и искренней..." Абсурд во всей своей красе.
 
  Но этот Абсурд можно видеть только со стороны. Изнутри Системы он не видим, ибо это и есть залог самого существования Системы. Человек, которому был поставлен диагноз «рак», который уже прошёл через многочисленные процедуры (облучение мозга, химия, удаление части тела), подойдя позже к возможности понимания, что всё это было сделано зря, что всё это нанесло непоправимый вред здоровью, эту самую возможность в большинстве случаев будет отталкивать от себя просто из-за страха сказать себе «я ошибся», думая, что он виноват в том, что с ним (ранее) произошло. Чувство вины – очень сильное чувство, а когда его много, оно может сломать.
 
    Не каждый, кто попал в такую ситуацию, может сказать себе: «Да, это случилось просто потому, что я тогда – не знал(а). Да, я позволила тогда отрезать себе грудь, но моей вины в этом нет, меня использовали, но теперь  я это вижу и выхожу из этого порочного круга, чтобы сохранить - жизнь». Выйти из круга самостоятельно может только сильный человек, а таких, к сожалению, (пока?..) мало, поэтому помощь и оказывают психологи, психотерапевты, близкие люди. И это тоже «гарантия» существования Системы – слабый человек, который не умеет задавать вопросы, который не умеет требовать чётких и понятных ему ответов самим своим существованием поддерживает существование всей порочной Системы. А слабый человек, как правило, это... очень агрессивный человек, что и проявляется во всей своей «красе» в некоторых сообществах «товарищей по несчастью», зазомбированных официальной «наукой».
 
   Ещё цитата:

[…] В "школах помрачения", которые Бейтсон называет "шизофреногенными семьями" (см. напр. G.Bateson, Group Dinamics of Schizophrenia - «Групповая динамика шизофрении» ) абсурд обволакивается плотным слоем мета-табу, интенсивность которого может стать просто ужасающей. Любой, кто попробует вдуматься в смысл некоторых странных вещей, должен немедленно ощутить себя в состоянии совершения орвелловского "мыслепреступления". В сущности, речь идет о дрессировке, целью которой является создание мощного динамического стереотипа, при котором попытки целенаправленно мыслить активизируют реактивный страх. Вместе с тем нельзя не отметить, что у "школ просветления" и "школ помрачения" есть нечто общее. Это общее состоит в усилиях по выведению из строя "обыденного ума", хотя и по совершенно различным причинам: для первых "обыденного ума" слишком мало, для вторых - слишком много. Тем не менее, нечто общее определённо есть, а формула этой общности уже приводилась: «Шизофрения - это карикатура на сатори». […]
 
   Повсеместное распространение «школ помрачения» в современной медицине в целом, и в онкологии в частности поражает… Мета-табу на всё, что противоречит генеральной линии партии официальной версии, имеет потрясающую мощь.  И поражает ещё то, что под  эту дудку пляшут даже те, кто находится … вне Системы, но добровольно туда – идёт. Например, огромное количество благотворительных фондов, занимающихся лечением онкобольных и/или редких и тяжёлых заболеваний, собирая огромные суммы, несут эти самые суммы в ту же самую Систему, поддерживая её существование! Вот уж действительно – его Величество Абсурд!
 
[…]   Хижина дяди Тома

На сцене шел аукцион / Детей с отцами разлучали
И звон оков, и плач, и стон / Со всех сторон в толпе звучали
Плантатор лезет негру в рот -- / Он пересчитывает зубы
Так покупают только скот / Его ощупывая грубо
Кто больше? Продан! Чей черед? / Эй, черный! Встать! Ты здесь не дома!
Шатаясь, Том шагнул вперед / Друзья! Купите дядю Тома!
А ну, за этого раба / Кто больше долларов предложит?
Том! В чьих руках твоя судьба? / Кто заплатить за выкуп сможет?
Кто больше? Больше денег нет! / Кто больше? Вот еще монету! 
Кто больше? Вот еще браслет! / Еще возьмите брошку эту!
Кто купит негра? Кто богат? / Плантатор набивает цену
И гневно зрители глядят / Из темноты на эту сцену
Кто больше? Раз! Кто больше? Два! / И вдруг из зрительного зала
Шепча какие-то слова / На сцену девочка вбежала
Все расступились перед ней / Чуть не упал актер со стула
Когда девчушка пять рублей / Ему, волнуясь, протянула
Она молчала и ждала / И это та была минута
Когда в порыве против Зла / Добро сильнее, чем валюта!
И воцарилась тишина / Согретая дыханьем зала
И вся Советская страна / За этой девочкой стояла...
 
     Мн-да, здесь нужно перевести дыхание. Возможно, этот случай Михалков не выдумал, а взял из жизни, нет никаких причин в этом сомневаться. Нет никаких сомнений, что вещи такого рода происходили и будут происходить. Всегда были и всегда будут люди, которым восприятие и классификация фреймов дается с бóльшим трудом, чем остальным, а иногда не удается вообще. От чего это зависит - сказать трудно. По всей видимости, от уровня общей культуры, интеллекта, способности к самоконтролю, рефлексии, общей цивилизованности. Также ясно, что все эти условия - необходимые, но ни в коей мере не достаточные.
 
  Кстати, стихотворение Сергея Михалкова написано складно, бойко, язык нигде не спотыкается, а строчка "шепча какие-то слова" придает всей картине прямо-таки клинически-достоверный характер. […] 
 
   Так же, «шепча какие-то слова», выкупают негров пациентов у онкологических клиник современные пионеры их родственники или благотворительные организации, и за их спинами маячит призрак Системы.
 
[…] Стремление воздействовать на мета-функцию сознания, подавлять её или манипулировать ей всегда в той или иной степени является актом агрессии, которая в отдельных патологических случаях может доходить до крайнего садизма. На простом русском языке это называется "делать из людей дураков". Не является исключением из этого правила даже такой глубоко почтенный и позитивный вид деятельности, как театр. Я не думаю, что выдам такую уж страшную тайну, если скажу, что происшествия, подобные описанному Михалковым, весьма льстят самолюбию актеров. На профессиональном жаргоне актеров это называется "расколоть публику". Совершенно не случайно  этот же эксплицитно агрессивный глагол используется следователями и дознавателями по отношению к объектам их усилий.
 
    Конечно, случай, описанный в стихотворении, вполне мог произойти, однако что же здесь "воспевать"? Ведь эта девочка - больная, в старой России таких называли "скорбная умом". А Михалков - воспел. Что же он воспел? Болезнь? В чем же причина такой жестокости Михалкова к этой девочке, за что он так поглумился над её ослабленной и неполноценной мета-функцией? Ведь эта тонкая и трудноуловимая функция является, возможно, самым ценным из всего, чем мы обладаем, поскольку является органом восприятия смысла. Лишившись её, мы лишаемся всего. "Не дай мне Бог сойти с ума" - писал Пушкин.
 
   Здесь не место для обсуждения морального облика Сергея Михалкова. Ясно, что он служил тому, чему он служил и делал это, к сожалению, не без таланта. Одним из талантов, требующихся для такого обслуживания, является угадывание социального заказа ещё до того, как он сформулирован, и даже более - когда его никоим образом нельзя сформулировать. Есть вещи, которые не произносятся, а кто этого не понимает - никогда не залетит так высоко. Сам факт существования этого поразительного стихотворения говорит о том, что Михалкову не откажешь в тонком чутье, и что он совершенно правильно уловил этот традиционный молчаливый заказ русского государства - заказ на мета-слабоумие для своих подданных.
 
    Неужели можно допустить мысль, что появление подобных объектов не является результатом ошибки, промаха, несчастного стечения обстоятельств, а происходит намеренно? Вопрос хороший. Спросим: а можно ли предположить, что Сергей Михалков написал свое стихотворение по ошибке? В результате несчастного случая? В бреду? В припадке галлюцинаций? Как-то всё это малоправдоподобно. Скорее всего, он сделал это с холодной головой, прекрасно понимая, что он делает, и прекрасно ощущая (как минимум) заказ какого рода он выполняет. Конечно, здесь ничего невозможно утверждать, однако почему же мы должны непременно отказывать знаменитому литейному мастеру XVI века Андрею Чохову (отливший Царь-Пушку, никогда не стрелявшую и представляющую собой образец шизофреногенного послания, подобного стихотворению Михалкова) в подобной же тонкой сообразительности? В конце концов, все мы люди, и каждому хочется устроиться в этой жизни получше. […]
 
«В конце концов, все мы люди, и каждому хочется устроиться в этой жизни получше» - к сожалению, многие пытаются сделать это за счёт других людей, и ладно бы за счёт их денег, часто это делается за счёт их жизней.
 
    Если вы обнаружите себя вне Системы – вы уже знаете, как в неё не попасть. Если вы вдруг обнаружили себя внутри системы, то выйти оттуда трудно. Но это никак не значит, что невозможно. Если у вас мало сил – попросите помощи, ведь «Просите и воздастся вам, ищите и найдёте. Стучитесь и дверь отворится перед вами».
 
Здоровья вам!
 
Вернуться к списку статей...